Вторник, 19.06.2018, 05.26
ИЦПП
Главная | Регистрация | Вход Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта
Категории каталога
Мои файлы [13]
ЭКСКЛЮЗИВ [0]
Полные версии официальных документов без комментариев и редакторской правки.
Мини-чат
500
Главная » Файлы » Мои файлы

Черненко А.К. Механизм правовой технологии
[ ] 18.04.2009, 21.14

Механизм правовой технологии

Методы правовой технологии. Принципы правовой технологии могут быть рационально поняты, если мы рассмотрим базовые методы конструирования права, правовой системы и правовых институтов. Ибо познание методов есть очередной шаг по пути изучения и применения правовой технологии, причем это новый этап, который непосредственно подводит нас к прагматической функции правовой технологии.

Прежде всего, кратко остановимся на понятии метода. На первый взгляд, это понятие определяется легко. Считается, что метод — это путь, способ или средство достижения какой-либо цели или осуществления какого-либо действия. Так, в теории познания метод есть способ получения знания. В концепции же правовой технологии метод выступает как средство конструирования деятельности и достижения поставленной цели. С точки зрения правовой технологии метод трактуется как действие, направленное на достижение определенной цели, и как способ формирования правовой системы.

В зависимости от предмета правовой технологии методы могут выполнять различные функциональные задачи, связанные с формированием права, технологией его применения, конструированием правового сознания и т.д. Если методы юридической техники подразделяются на два вида в зависимости, например, от того, является ли создание права результатом сознательной и планомерной деятельности[1], то методы правовой технологии (в рамках данной классификации) суть только результат сознательной и планомерной деятельности, так как ее принципом и сущностной характеристикой является целевая детерминация. Иными словами, операции, совершаемые правовым технологом, совершаются им целенаправленно и сознательно. Правда, в данном случае сознание вовсе не обязательно адекватно отражает социальные закономерности, коренные потребности общества.

Сфера действия методов правовой технологии чрезвычайно широка. Она соответствует сфере правовой системы, ее широкой и многообразной структуре. Тут мы рассмотрим лишь основные, на наш взгляд, методы.

Начнем наш анализ с метода, который помогает нам совершить переход от общетеоретической области права к прагматической, т.е. к сфере деятельности, направленной непосредственно на конструирование эффективных правовых институтов и правовой реальности в целом. Такой метод можно обозначить как метод конкретности или конкретного конструирования. Использование указанного метода предполагает понимание того, что эффективность и разумность конструктивных действий, направленных на преобразование правовой реальности, ее институтов, процессов и явлений, зависят от степени адекватности этих действий «правовой природе вещей» — конкретному содержанию и формам проявления правовой реальности, т.е. от точности познания и использования научной основы правовой технологии.

Следующим методом, который можно рассматривать в качестве одного из базовых в системе методов правовой технологии, является метод целевой детерминации. Его специфическая природа состоит в том, что в этом случае мы имеем дело с принципиально иной трактовкой правовой детерминации, причинной обусловленности. Метод целевой детерминации опирается не на причинную обусловленность, независимую от нашего сознания, а на детерминацию, т.е. обусловленность, источником которой выступают цель, сознательное проектирование и формирование элементов правовой системы.

Иначе говоря, генетическим фактором проектирования является цель, т.е. один из элементов субъективной стороны социальной причинности. Это означает, что эффективность правового конструирования и правореализации в значительной степени обусловлена ясностью и гуманистической ориентацией цели, которую преследует технолог — субъект права. Таким образом, при определении целевой детерминации используется аксиологический метод. Цель, осуществляемая правовой технологией, выполняет аксиологическую функцию, отражает ценностные позиции творца правовой системы — правового технолога. Очевидно, что метод целевой детерминации придает активное творческое начало процессу правотворчества и правореализации.

Использование метода конкретного конструирования играет особую роль в выборе цели и определении задач. В правовой технологии процедура выбора имеет весьма важное значение, ибо изменение и построение правовых институтов происходит в соответствии с нашими целями и устремлениями. Многое зависит от того, какова объективная или субъективная природа выбранной цели. Если цель выбрана под влиянием случая, эмоции или ложной теоретической установки, то порождаемые ею действия и меры вряд ли можно считать достаточно эффективными и разумными. Рассматриваемый метод позволяет определить цели, которые могут приблизить нас к оптимальному результату. Достигается это, в частности, тем, что содержанием цели, ее объективной основой является сама жизнь с ее конкретными закономерностями, процессами и тенденциями, ценностными ориентациями.

Так, правовая ситуация в современной России характеризуется нестабильностью политических и социальных традиций и гарантий, ненадежностью правовых рычагов воздействия со стороны власти, терпимостью граждан и партий к любым переменам, к спекуляциям вокруг возможных изменений Конституции и т.д. Именно сама эта правовая ситуация, замечает В.А. Кудрявцев[2],  определяет цели, в соответствии с которыми следует осуществлять изменения, необходимые для продвижения России по пути построения правового государства, и принятие соответствующих мер.

Принцип эволюционности правовой технологии реализуется с помощью метода поэтапности, постепенности. Этот метод предполагает не радикальную смену правовой системы или правовых институтов, а рационально выверенный и на практике апробированный комплекс последовательных мер, этапов изменения и преобразования правовой системы и ее институтов, хотя, конечно же, правовая технология не отрицает правомерности в известных условиях и динамических методов. Здесь немалую роль играют метод проб и ошибок, метод корректировки, изменения не оправдавших себя на практике тех или иных нормативно-правовых актов, форм и способов действия правовых институтов и т.д. Применение указанных методов не ведет к глобальной смене социальной или правовой системы, когда, прежде чем строить новую систему, разрушают старую. С позиций правовой технологии радикальный подход имеет немало недостатков, не говоря уже о том, что он противоречит теории и практике реформ (конечно, если речь идет о действительной стратегии политической и правовой деятельности).

Метод поэтапного изменения включает технологию, предусматривающую строгую последовательность этапов, мер и способов этого изменения. Сторонник применения поэтапного метода, опираясь на знание специфической природы данной правовой ситуации, «правовой природы вещей», потребностей и возможностей правовой системы, ставит перед собой конкретную цель преобразования правовых реалий. Этим он существенно отличается от тех, кто считает своей задачей поиск «конечного блага», идеала правового государства. В рамках правовой технологии достижение «конечного блага», осуществление правового государства не являются приоритетными целями, — напротив, приоритет отдается частным, поэтапным изменениям.

Рассмотрение методологической базы правового конструирования позволяет выделить следующие два метода: рациональный и иррациональный. Применение первого ведет к формированию рациональных правовых институтов, второго — институтов иррациональных.

Первый метод — рациональный, конструктивный, или институционный, — предполагает создание долгосрочно действующей правовой структуры, которая могла бы дать правовое обеспечение стратегии социально-экономического развития. Изменения в эту структуру вносятся с таким расчетом, чтобы в переходный период население могло сознательно, т.е. гарантированно и безболезненно, без особого ущерба для себя, перейти на новые правовые стандарты. В силу внутренней логики своего развития, долговременности и стабильности действия правовая структура становится понятной для граждан, поэтому их правосознание будет направлено на ее рациональное использование как в личных интересах, так и в интересах общества в целом. В этих условиях обеспечивается подконтрольность действий правительства и государственных чиновников. Формируется общественная атмосфера уверенности, спокойствия, т.е. атмосфера устойчивости и безопасности.

Иную картину мы видим при применении второго, иррационального, деконструктивного метода — метода «личного», «прямого» вмешательства правительства и государственных органов. Правовые структуры, использующие данный метод, дискретны; правовые нормы часто меняются, возникает масса противоречий между различными правовыми актами, регламентирующими одни и те же отношения. Это явление характерно для современного российского права. Следствием данного метода стала, в частности, правовая незащищенность личности в сфере труда. Вместе с тем, метод «прямого», «личного» толкования права возвели в ранг приоритетного в трактовке легитимности или нелегитимности правовых норм, закрепленных Конституцией, что явилось одной из главных причин роста правового нигилизма в стране.

Рационально-конструктивный, институционный метод базируется на принципе эволюционного изменения правовых институтов, т.е. на правовой технологии. Иррациональный метод прямого, личного вмешательства, по сути, игнорирует этот принцип, придавая изменениям нормативно-правовой базы спонтанный характер. В этом случае не используется (или используется чисто формально) субъективное право, правосознание. В самом деле, естественное право личности — право быть включенной в процесс осмысления реформирования правовых институтов — учитывается слабо, сознательность, как важнейший элемент рациональности права, не получает развития. Возникает атмосфера отчужденности человека от вновь принятых или измененных правовых актов. Тенденция эскалации воздействия метода прямого вмешательства на правовые структуры ведет к нарастанию иррациональности общественной системы, созданию очагов классового, национального, социального напряжения. Простой человек, не умеющий ориентироваться в непредсказуемой ситуации, замыкается в безысходности и одиночестве. Без сомнения, с точки зрения действительного, а не декларативного демократического правового государства рациональный метод предпочтительнее, более того, он и является гарантом демократии, способом ее цивилизованного развития.

Теперь остановимся на методе критического рационализма. Как отмечалось ранее, критический рационализм выступает одним из важнейших принципов правовой технологии. Метод критического рационализма используется обычно тогда, когда речь идет об изменении тех или иных элементов существующей правовой системы. В этом случае осуществляется оценка: пригодны ли те или иные элементы с точки зрения производится и целей правовой технологии (эффективности, рациональности, гуманистической ориентации и др.). Как уже говорилось, оценивается и то, насколько законы и иные нормы права соответствуют фактическим общественным отношениям. В случае несоответствия формируется целевая установка, направленная на изменение этих правовых норм, на приведение их в соответствие с положениями правовой технологии. Конечно, как в этом случае, так и во всех остальных степень реализации целей во многом зависит от общей политической, экономической и социальной ситуации в обществе.

Среди иных методов, используемых правовой технологией, немалую роль играет экспериментальный метод. Этот метод сравнительно редко используется в отечественной юриспруденции. Но его применение важно, когда необходимо с особой тщательностью проверить практическое действие той или иной правовой нормы в ограниченном числе случаев или в локальных масштабах. Если эксперимент удачен и воздействие нормы ведет к осуществлению цели, то возможно ее введение в качестве общеобязательной. Если проверяемая норма не оправдывает себя, не обеспечивает достижения поставленной цели, то она корректируется или заменяется иной нормой.

Существенное место в системе методов правовой технологии занимает метод моделирования. Суть его - в конструировании образца, модели. Гипотетическая модель предполагаемого правового института или правовой системы в целом проверяется на эффективность, на адекватность целям в ходе правовой и социально-политической практики. В каждом конкретном случае модель может выполнять свою роль тогда, если степень ее соответствия реальной жизни определена строго и точно. В случае несоответствия модель видоизменяется или отбрасывается, конструируется другая модель и т.д.

Все рассмотренные методы позволяют правовому технологу реализовывать свои цели, а именно осуществлять конструирование права и правовой системы с использованием наиболее эффективных подходов и средств.

Механизм правовой технологии. Применение механизма правовой технологии позволяет по-новому подойти к традиционным проблемам теории государства и права. Рассмотренные с позиций правовой технологии, эти проблемы приобретают новые грани, для их изучения и решения появляются более глубокие и надежные методологические основания. Что же представляет собой механизм правовой технологии? Его можно определить - в первом приближении - как систему принципов, методов, средств и мер, при помощи которых практически осуществляется правовая технология, выполняются ее функции и достигаются ее цели. Механизм правовой технологии позволяет выявить реальную роль каждого метода и средства в формировании эффективных правовых институтов, компонентов правовой системы общества. Это та интеллектуально-организационная деятельность, которая материализует теоретическую конструкцию правовой технологии. Итог действия механизма является критерием ее истинности. Можно сказать, что механизм правовой технологии есть правовая технология в действии.

Характерный признак механизма правовой технологии — целостность применения ее принципов и методов. Ибо эффективность его действия, как правило, обеспечивается системностью применения методов и средств. Между функциями правовой технологии и ее механизмом наличествует внутренняя связь. Эта связь имеет двуединую природу: с одной стороны, механизм правовой технологии существует для реализации ее функций, функции детерминируют основные направления действия механизма и его составляющих; с другой — действие механизма позволяет выявить реальную структуру функций, их жизнеспособность и эффективность.

Мы уже отмечали противоречия и закономерности формирования правовой системы. Одной из таких закономерностей является адекватность права, нормативно-правовых актов - реальной жизни, фактическим общественным отношениям. Для реализации этой закономерности необходим организационно-правовой механизм. Подобным механизмом и выступает механизм правовой технологии. Он предполагает последовательность этапов правового оформления модифицированных общественных отношений, использование методов корректировки, моделирования и иных средств правовой технологии. Он имеет следующую логическую схему: «новые или изменившиеся фактические отношения, требующие правового оформления à правовые экспериментальные нормы (масштаб, уровни, регионы, длительность их действия определяются с учетом территориальных, национальных и иных моментов) à оценка правового эксперимента на основе данных социологии, статистики à подготовка и издание нормативного акта компетентными органами (с обязательными процедурами и оценкой проекта) à изучение эффективности действия акта àвнесение в него изменений, дополнений, а в необходимых случаях его отмена»[3]. На наш взгляд, такая структура механизма точно отражает методологически выверенную и конструктивно продуманную последовательность этапов реализации названной закономерности.

Основными сферами действия механизма правовой технологии являются правотворчество и правоприменение. В теории права правотворчество определена как государственная деятельность, направленная на создание или изменение правовых норм. Таким образом, в самой дефиниции правотворчества есть понятие об его внутренней связи с конструктивно-прагматической функцией правовой технологии — изменением существующих и построением новых правовых норм и институтов. Правда, правовая технология и механизм ее действия предполагают не просто изменения, а изменения на основе принципов эволюционности, эффективности и рациональности.

Другими словами, основное различие между существующей теорией права и правовой технологией состоит в том, что, если в первой вопросы правотворчества исследуются с точки зрения его сущности, видов, стадий правотворческой деятельности государства и т.д., то в рамках второй анализируются условия и методы, при которых правотворческий процесс может и должен стать эффективным и рациональным, разрабатываются и осуществляются меры и способы создания и изменения правовых норм.

Тем самым, правовая технология отвечает на вопрос, как может и должен осуществляться эффективный правотворческий процесс. В качестве научной основы здесь выступает знание не просто общественных закономерностей и противоречий, а их специфической природы, присущих данной социальной и правовой ситуации и выраженных в этих закономерностях и противоречиях скрытых потенциалов. Использование таких потенциалов есть путь совершенствования правотворческого процесса.

Для выявления этих скрытых потенциалов и ресурсов и используется, в частности, метод критического рационализма. Во-первых, он дает реальную возможность обеспечить эффективный правотворческий процесс устранить препятствия, мешающие принятию эффективных законов, которые учитывали бы реальные жизненные обстоятельства. Такой подход позволяет достигнуть высокого качества правотворческой деятельности. Во-вторых, в соответствии с природой и принципами правовой технологии правотворчество являет собой многосубъектный процесс. Кроме государственных органов, в чью компетенцию входит издание норм права, правовая технология предполагает в качестве субъектов правотворчества личность, общественные организации, социальные институты, а также общество в целом. В-третьих, применение правовых технологий не ограничивается реализацией традиционных принципов правотворчества — законности, научности, использования правового опыта, демократизма и др. Механизм правовых технологий предполагает, с одной стороны, использование данных принципов в преобразованном виде, с учетом ценностей и специфической природы правовой технологии, а с другой — дополнение их такими принципами, как принципы критического рационализма, институционализма, эффективности и др.

Правовые технологии, их применение вносят коррективы и в понимание классификации стадий правотворческого процесса. Это связано в основном с применением рационального метода правовой технологии, благодаря которому законопроект задолго до принятия становится известным населению — людям, которым предстоит жить и действовать в рамках установленной законом регламентации. Более того, правовые технологии позволяют им активно и осознанно участвовать в правотворческом процессе. В силу этого, осуществление технологических этапов и процедур гарантирует достаточно высокую степень интеграции естественного права в закон, а, значит, и бóльшую степень влияния общества на формирование законодательства.

Другой сферой действия механизма правовой технологии является, как уже сказано, правоприменение. Как известно, правоприменение (и в целом правореализация) - это следующий после правотворчества этап в осуществлении цели, заключающейся в становлении правового пространства и формировании правовой системы. На стадии правоприменения происходит практическое воплощение средств и методов правовой технологии, их реализация в предписаниях правовых норм. Применение ценностей, принципов и методов правовых технологий придает всей системе применения права новый импульс, который, например, позволяет провести диагностику правоприменительной деятельности с точки зрения критериев эффективности права.

Механизм правовой технологии включает такую важную (особенно в переходный период) особенность, как использование в целях правотворческой и правоприменительной деятельности не только правовых, но и иных социальных институтов. Например, в современной России ряд норм права не действует из-за отсутствия финансирования. С точки зрения правовой технологии такое положение недопустимо, ибо она предполагает институт финансирования как необходимое и действенное средство реализации норм права.

Специфическая роль механизма правовой технологии состоит и в том, что соблюдение принципа эволюционности и реализация метода поэтапности позволяют избежать «вакуума», пробелов в праве. Это обстоятельство особенно важно в периоды, когда меняется социально-экономический строй. Соблюдение принципа поэтапности помогает и в эти времена формировать правовую систему не «с чистого листа», а с учетом позитивного социального и правового опыта, накопленного на предыдущей стадии развития общества. Осуществление аналитико-прагматической функции правовой технологии, разработка конкретных мер и их реализация придают бóльшую результативность и рациональность всей системе правотворчества и правоприменения.

Методология правовой технологии, главная цель которой состоит в формировании правовой системы и ее составляющих, может быть лучше понята в сопоставлении с традиционным методологическим подходом, главным ориентиром которого служит познание сущности правовых явлений. В рамках правовой технологии вопросы «что такое правотворчество?», «что такое правоприменение?» или «что такое правосознание?» не считаются особо важными для механизма ее действия. Подобное отношение к этим вопросам объясняется не тем, что они не достойны внимания, а тем, что ответы на эти вопросы (особенно значимые для традиционной теории государства и права) в правовой технологии уже даны. Они известны правовому технологу и являются одной из важнейших предпосылок функционирования механизма правовой технологии. В силу этого правовая технология, используя заложенный в ней механизм, идет дальше. Особое значение в ней придается таким вопросам, как «при каких условиях и обстоятельствах, благодаря каким методам правотворчество и правоприменение становятся эффективными и рациональными?», «как сформировать правовое сознание и правовую культуру и какие средства необходимы, чтобы достичь их высокого уровня?» или «какие меры следует предпринять, чтобы аксиологическая функция правовой технологии проявила себя в процессе законотворчества?».

Заметим, что обычные методологические подходы ныне широко распространены, причем не только в теории права, но и в юридической практике. При этом крайне мало внимания уделяется теоретико-методологическим аспектам правовой технологии. Нам кажется, что в этом состоит одна из главных причин принятия неэффективных законов. Такая ситуация в методологической сфере порождает серьезные проблемы в правоприменительной деятельности и формировании правосознания.

Правовой технолог как субъект права. В механизме правовой технологии и реализации ее принципов и методов, а значит, и в формировании правовой системы общества центральное место занимает субъект права. По тому, каким образом он осуществляет свои права и обязанности, можно судить о правовой системе. При этом если субъектом права является правовой технолог, то данное обстоятельство придает субъекту новые черты и качества. Тогда путь реформирования правовой системы приобретает более рациональные параметры, а сама система становится более эффективной с точки зрения требований, предъявляемых демократическим, правовым государством. Можно, даже заявить, что прочной демократической основы преобразования правовой системы нельзя обеспечить без существования технологов — субъектов права. В силу трудностей, с которыми сопряжено развитие правового государства, формирование таких субъектов — дело непростое. Что же представляет собой субъект права, если он является правовым технологом?

Важными чертами правового технолога являются, во-первых, критичность и рациональность подхода к построению и изменению правовой системы и отдельных ее норм и институтов. Правовой технолог должен быть честным и критически мыслящим, его цель — служить закону, а не интересам власть предержащих. Нельзя не согласиться с мнением К. Поппера, высказанным им в связи с переменами, происходящими в России. На его взгляд, юристы - один из основных отрядов правовых технологов - «должны быть воспитаны в духе служения правосудию — и ничему более»[4]. Во-вторых, правовой технолог — не только субъект, имеющий права и обязанности, но и лицо, осознающее, что важнейшая из его обязанностей - активные действия, направленные на реформирование норм права для придания им большей рациональности, справедливости и надежности. В-третьих, правовой технолог — это человек, обладающий качествами гражданина. Словом, воспитание и деятельность правового технолога — надежный и необходимый канал построения открытого общества, основанного на цивилизационных ценностях. Нет действующей правовой технологии без правовых технологов.

Таким образом, правовая технология, выступая в качестве научной основы разрешения современных проблем общей теории государства и права, сама представляет собой научную проблему. Ее решение принципиально важно для нашего правоведения, так как позволяет выявить и обосновать конструктивную функцию общей теории права, предполагающую выработку системы методов и процедур - как для изменения существующей правовой системы и составляющих ее элементов, так и для построения новой системы — рациональной и эффективной



[1]См.: Лукач Р. Указ. соч. — С. 216.

[2]См.: Кудрявцев В.А. Правовая ситуация и юридическая наука // Свободная мысль. — 1994. — № 1. — С. 95–96.

 

[3]Теория государства и права. — М., 2004. — С. 301.

[4]

Категория: Мои файлы | Добавил: AntonD
Просмотров: 2491 | Загрузок: 0 | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Форма входа
Поиск
Друзья сайта
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Copyright MyCorp © 2018